Аск руководство дверь противопожарная уфа

Сейчас хор[ошо] слышны выстрелы и разрывы нашей артиллерии. С целью разведки отправил Уп[орникова] и Никона. Самолёты весь день в небе. Все ослабели – когда идут, дрожат ноги. Вчера водил н[емцев] за нос. По направлению Замен-Рыньи грохочет тяжелая н[емецкая] артиллерия. Попробуем сегодня прорваться все. Кондратенко Никол[ай] Назаров[ич] из Красного Берега продался в добровольцы. Теперь канонада со всех сторон от севера до запада полукругом. В связи с этим среди населения и партизан большая тревога. Тогда смерть, и смерть мучительная. Мясо покрылось зелёным налётом и тоже припахивает. Говорят, для суда и расправы – надо спрятать дневник. Германия – страна ученых, философов и музыкантов. Паника у немцев прекратилась, и они вновь движутся на Жлобин. Вернулись с железки, говорят, что мы отрезаны от своих. В середине ноября умирал от голода. Вещей с собой брать не разрешили. В Кр[асном] Бер[еге] немц[ы] высаживают подкрепление. Нас может выручить только чудо. Вечером прибежал Олимпий по вопросу о добровольцах. У казаков нов[ая] политика: вчера в Корот[ковичах] не тронули раненого партизана и отпустили, обезоружив, захваченного. Ярко освещает луна таинственно молчащий лес. Трус и подленькая личность, любящая только бомбёжку и расстрел в затылок. Каждый день тревоги, переходы, броски в разные стороны по Волчьему Дубу и другим местам. В Пл[исовую] Сл[ободу] пришла А[ня], привела /…/*** А[лексею] У[порникову] раздолье. В Кругах наблюдали кошмарные картины. Слушаем до шума, до боли в ушах. Одна за другой следовали блокировки, не проходило дня без перестрелки. Решил исправлять почерк и писать аккуратно. Сволочи были, есть и будут. Здоровье дрянное, настроение ещё хуже. Железку проскользнули удачно. Была разведка в отношении муки. Пришлось бросить почти достроенный будан – близко дорога – и строить новый. «Соединились с армией!» - последняя запись во второй тетрадке Дзяковича. Он вполне мог оказаться в ГУЛАГе. Обратно, через лес, пришлось идти при свете смоляных факелов. Вчера собрались и решили послать ещё разведку на Пущу. Через несколько минут гильза снаряда выкатывалась из костра и из неё вытряхивалась подплавившаяся тротиловая шашка. Караулы, разведка заняли эти дни. Их в бараках было по несколько сот в каждом. Отобрали в Полянках последнюю соль и сало, в Брусово вола оставили за табак, через Березину заставляют переводить под страхом расстрела, хотя люди переводят и добровольно. Тепло и весной пахнет, и настроение лучше, и жить захотелось. Но чешские добровольцы имели возможность вступать в вермахт и войска СС. Без содрогания на них нельзя смотреть! У Лиса жену и детей перестреляли обнявшимися. День вчера провел, подыскивая место для нового лагеря. Вот отсутствие сознательности. Правда, ослабли все до чёртиков.

Бин, Шон - Википедия

. Били до тех пор, пока они не повели н[емцев] в лес. Вчера ночью мы мылись в буданах. Ни жены, ни ребят уж, видно, не придется видеть. Вечная тебе, Броник, слава, вечный покой. Недаром я, когда было возможно, так не хотел его брать, да и М[ихаил] Д[удников] мне советовал это. Решил зубы приберечь и достать обуви. При попытке к бегству – стрельба без предупреждения. Один разорвался на болоте так близко, что осколки посекли ветки наших елок. Очень осторожный, и погиб. От Жлобина это рукой подать. Карательн[ый] отряд расположился в Рудне и чего-то выжидает. В Щедрине н[емцы] сожгли тюрьму вместе с заключенными, среди них брат Порфирия. Их очень много за последнее время развелось у нас. Эти измены сделали наше существование в урочище Волчий Дуб вовсе невозможным, так как немцы стали знать о нас всё, вплоть до имен, до количества патронов, до одежды. Как только его перевезли, на их будан вновь началась пальба. Это, вероятно, или «Катюша», или бомбёжка. Из болот хотим идти сегодня. День просидели тихо, как в гробу. На смену явились наши самолёты, которые бомбят все утро дороги за Березиной. Шли всю ночь, отрываясь от германских войск. Брикет Иван из деревни Буда. Почти на севере и юге активно шел арт[иллерийский] бой, но далеко. Никак не найду места для нового куреня. Ненавижу и презираю трусов, а такое массовое избиение способно порвать сердце каждому, у кого оно есть. Переехали в нов[ый] будан. Отлили, но уже мокрому не сон, да и рассветало. Подползли к шляху, поражённому плетню и залегли, ожидая возможности проскочить, что пасмурная ночь и дала нам вскоре сделать. Во сне приезжал в Саратов. У Лешки под коленом шишка и одна нога толще другой. Вероятно, и Белоусова настроил он. С рассвета немцы начали на лугу «кота гонять». Маркировка противопожарных дверей в проекте. Никона в Волчьем Дубе не дождались. На наше место отдыха наскочила дикая коза. Аск руководство дверь противопожарная уфа. Видно, хочет придерживаться политики Пальгова. Около четырёх прибежал Супот[ницкий], сообщил, что около бани появились и исчезли немцы. Он отполз в кусты и там истек кровью. Вчерашняя канонада – дело рук наших. Над молод[ыми] поставил старш[им] Мак[сима], дело пошло на лад. Пока мылся в бане, прибыла часть, гнавшая беженцев с Нив и Лесани. Выяснил, что Уп[орников] бросил винтовку, когда бежал от немцев. Бьет главным образом наша артиллерия. Была стычка с Забр[оскиным]. Всю ночь уходили в сторону Пар[ичей]. С трудом прошли, заказали баню и хлебы. Группа Сергея ночью снялась и ушла в Пущу. Воздушным путём в тыл противника доставлялись материальные средства и почта. Мне представляется, что его дневники должны прочитать много людей, я бы даже сказала, что их должна прочитать Россия, если бы это не звучало слишком пафосно. Вчера привели повариху Р[аю] К., теперь будет свободнее. Остальные ушли на Бобруйск. Нашёл сереб[ряное] обручальное кольцо. Имел место и воздушный бой, в результате которого был сбит бомбардировщик – вероятно, наш. Обстановка неизвестная, а рассвет застал в малом кустарнике. Артогонь слышен ближе с юга. От поднятой земли настали сумерки. Продукты пленных немцы через Рубана меняют на яйца и молоко. правила обхождения с советскими военнопленными, в которых, в частности, говорилось: «Большевистский солдат потерял всякое право требовать, чтобы к нему относились, как к честному противнику. Противопожарные двери со стеклом в ульяновске. Тимаков наговорил Филиппу, что я хочу его обезоружить. Часовой услышал приближение чужих. В С[вятом] увидели вооруж[енных] людей. Много пью самогона в компании Л. Употребление оружия против военнопленных, как правило, законно». Около места происшествия он делал дневку. Великий знаток этой местности. После освобождения Белоруссии Анатолия Николаевича оставляют, как уже сказано, в городе Жлобине, он - «врио» председателя исполкома горсовета. * Слова «Без вести» приписаны на полях. Предупредил, чтобы меньше лазил по деревням и не брал ближних коров. Система обороны, как правило, была круговой, неглубокой и базировалась на труднопроходимых лесисто-болотистых участках территории. Он мне сообщил, что Ц[ецилия] ушла гулять с неким Верпуловым, не работает и живет на его средства. Ребята хохочут, уткнув морды в шапки.

Остальные семьи выгнали неизвестно куда. А я, плохой муж, – все тоскую о семье, каждый день смотрю фото и не могу насмотреться, не могу забыть и думаю только о том, как бы вновь увидеться. Обоих Сергеев сегодня отправляю в К[азимировскую] Cл[ободку] заказать сухарей и хлеба. Сегодня немцы дали мне новую шинель, сапоги, ремень и пилотку. Собираются нам «кота гонять». Арт[иллерия] била всю ночь. Аск руководство дверь противопожарная уфа. Кот вчера увязался за идущими по бульбу. Сейчас одному лишь мне тяжело идти. Напоил малиной, дал аспирину. И не фактурой, как таковой, не страшными картинами бесчеловечной оккупации и войны объясняется сила дневников этого партизана - ужасные картины подавляют, но не более того. Ушедшие группы сидят в пуще и голодают. Гнетущая тишина со стороны фронта, а было так хорошо слышно артогонь. Позавчера приходил Пав[ел] Леут. Во вполне добротное издание, кроме записок Дзяковича, входили еще два фронтовых дневника - полковника Ивана Кузнецова и старшего лейтенанта Марата Шпилева. И такая фигура получит одинаковый со мной орден, кот[орый] фактически заслужили только мы с М[ихаилом] Д[удниковым]. Думаю, что из Заречья они пошли через Лобск и там попались. Если ночь будет такая же, то можно ожидать удачного бульбяного похода. Г[лавные] силы отошли, наша рота прикрывала отход и приняла на себя удар, Тимофеевича нет. Вчера разведка нашего отряда наткнулась на немец[кую] засаду около А[нтоновки]. Сегодня меня внезапно озарила мысль, что Володьке четвертый год, Галочке седьмой. Сказал Сен[оженскому] вставить в мину капсюль, остальным лезть в с[екретный] х[од]. Заставили его полностью развернуться и вступить в бой. Но снаряды рвутся очень близко. Опять чувствуется некоторое оживление фронта. немецкие оккупационные власти. До сих пор ещё не высох – волглый. Оставил им еще Забр[оскина] и Федю.

Дневники партизана Анатолия Дзяковича / Православие.Ru

. Мост в Марусеньке разобран

Комментарии

Смотрите так же